?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Лучшие экскурсоводы – кибернетики - sildream — LiveJournal
sildream
Лучшие экскурсоводы – кибернетики
Степан Смирнов, краевед: «Старую Самару еще можно спасти»

Он водит бесплатные экскурсии, надеясь привлечь внимание чиновников к состоянию исторического наследия

Почти каждые выходные лета в центре Самары можно увидеть группу людей, которые не спеша передвигаются от здания к зданию и внимательно слушают невысокого мужчину в белой кепке. Уверен, что многие, проходя мимо этой процессии, останавливались и с любопытством начинали внимать словам экскурсовода, который, кажется, знает об истории Самары практически все. С начала мая эта «ходячая» энциклопедия – Степан Смирнов – стал вести в нашей газете рубрику «Старая Самара». Не так давно скромный от природы Степан Смирнов все же решился дать интервью.


прогулки.JPG

– Степан, о вас, как о человеке, ничего не известно. На экскурсиях вас видят сотни людей, но ни одного интервью с вами я так и не смог найти. Вы родились в Самаре?
– Родился я в Москве в 1962 году в роддоме им. Грауэрмана на Арбате. Там же родились Булат Окуджава, Андрей Миронов и другие знаменитые люди. Первый месяц своей жизни, будучи еще младенцем, прожил в доме №51 на Арбате. Это громадный 8-этажный доходный дом, он подробно описан Анатолием Рыбаковым в романе «Дети Арбата». Потом мои родители переехали в Самару, тогда еще Куйбышев. Отучился 8 классов, а потом снова оказался в Москве, где уже и окончил школу. После поступил в Инженерно-физический институт на факультет кибернетики. Но за все те 15 лет, что прожил в Москве, никогда не терял связи с Куйбышевом.

– Сейчас трудно и представить, что вы по образованию кибернетик. Вы работали по своей специальности?
– Работал. Когда было распределение, то я просился в Куйбышев, но по какой-то причине мне отказали. Обычно все стремятся в Москву, а я наоборот хотел из нее уехать. Но вместо провинции меня направили в московский НИИ строительных конструкций.

– Чем вы там занимались?
– Наш отдел назывался – «Отдел численных методов и сооружений». Создавали автоматизированную информационную систему по прочности стройматериалов для того, чтобы предотвращать аварии на крупных промышленных объектах. Но Самара не отпускала меня и на этой работе. В 1987 году случилась авария, за которую потом отвечал наш отдел. Случилась она не где-то, а на элеваторе под Чапаевском. В общем, отработал я по распределению 4,5 года, а потом наступил 1991 год – смутное время. Наш отдел расформировали, и я оказался на улице. Почти полгода стоял на бирже труда. Потом мне позвонили знакомые из Самары и сказали, что у них для меня есть работа.

– И что это за работа?
– Оказалось, что «Историко-культурной ассоциации Поволжья» требуются люди, готовые оценивать памятники архитектуры. Немного предыстории. В конце 80-х на волне перестройки появилось целое движение в защиту старой Самары: клубы, ассоциации, объединения. Движение было сильным, и, если помните, в 1989 году все эти активисты собирали подписи за возвращение городу исторического названия. К слову, у них это получилось. Но вернемся к моей работе. Делать надо было следующее. Город разделили на участки. Нужно было по нему ходить и переписывать здания. При этом необходимо было подмечать детали: особая резьба, балкон или какая-нибудь лепнина. После такой визуальной оценки надо было вынести свое решение: сносить или сохранить. Мне достался участок в районе стадиона «Динамо». Исходил его вдоль и поперек. Переписал все, что можно было переписать.

– Что потом было с этими списками? Какой-то толк от них был?
– Их потом внесли в компьютер, создали базу данных. Те, кто все это затеял, видимо, хотели донести до властей, что архитектурные памятники надо охранять. Но потом через несколько лет почти половина домов из этого списка была благополучно снесена. Этим и завершились мои труды. Снова стал безработным.

– Как же вы стали краеведом и экскурсоводом?
– Еще в студенческие годы, где-то в середине 80-х годов, у меня возник интерес к архитектуре, к застройке городов. И когда в 1993 году мне предложили посещать краеведческие курсы, которые были организованы при нашем госуниверситете, учитывая, что работы нигде не было, я с радостью согласился. Длились они почти полгода.

– Вы помните свою первую экскурсию?
– Она была еще во время курсов. Когда нам отчитали цикл лекций по архитектуре Самары, то, чтобы получить зачет, надо было провести экскурсию от пл. Куйбышева до пл. Революции. В итоге получилось так, что все студенты, кроме меня, молчали. Зачет получил лишь я.

– Каждый раз, когда бываю на ваших пеших экскурсиях по старой Самаре, то поражаюсь тому, сколько всего вы знаете. Как вам удается запоминать столько фактов, дат, имен и фамилий? У вас какая-то особая методика?
– Никакой особой методики нет. Просто читаю книги. Причем память у меня довольно избирательная. Если памятники архитектуры запоминаю буквально с первого взгляда, то вот лица людей мне даются с трудом. Часто бывают глупые ситуации, когда люди здороваются со мной на улице, а я не могу вспомнить, кто это.

– Сколько часов в день вы уделяете книгам?
– Последнее время мало читаю. Некогда. Но у меня дома довольно хорошая библиотека по самарскому краеведению. Так же, как я говорил, меня интересуют города и их архитектура. Поэтому у меня есть неплохая коллекция карт и путеводителей по многим городам России.

– Мне кажется, такой человек, как вы, мог бы спокойно преподавать в вузе. Не пробовали?
– Во-первых, у меня нет профильного образования. Я же не историк, а кибернетик (смеется). Я любитель. Во-вторых, у меня иной склад ума. Все-таки преподавателем надо родиться. Мне кажется, это несколько сложнее, чем водить экскурсии. Здесь надо не просто рассказывать, а воспитывать, учить студента. Я так не смогу, для меня это психологически трудно.

– Почему же вы тогда примкнули к такому проекту, как спасение старой Самары?
– Началось все в 2009 году с подачи Людмилы Кузьминой, которая сейчас возглавляет ассоциацию «Голос». Она организовала цикл совершенно бесплатных пешеходных экскурсий по старой Самаре. Тогда эти экскурсии водил не я. Уже после этого я по своей личной инициативе стал вновь проводить такие пешие прогулки. Цель одна – привлечь внимание к тому, в каком состоянии сейчас находятся уникальные памятники архитектуры.

– Есть уже какой-то результат?
– Вы знаете, на одну из первых экскурсий Кузьмина пригласила депутатов городской думы. Вел ее сам Ваган Каркарьян. Но здания как сносили, так и продолжают сносить.

– Как же тогда, по-вашему, можно спасти старую Самару?
– Думаю, что надо сделать упор на том, что через 5 лет у нас будет чемпионат мира по футболу. К его началу хорошо бы отреставрировать исторические здания и прекратить их снос. Потому что небоскребами иностранцев не удивишь, а вот деревянную резьбу, какая есть в Самаре, больше нигде не встретишь. К сожалению, чиновники у нас сами знаете какие – ищут коммерческую прибыль и сиюминутную выгоду. В спасении старой Самары нет никакой прибыли. Одни только траты.

– А вообще ее еще можно спасти?
– Пока еще можно…

"Самарские известия"

Tags: , , , ,

Leave a comment